?

Log in

No account? Create an account
Александр Покровский [entries|archive|friends|userinfo]
Александр Покровский

[ website | Неофициальный сайт ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Армия модернизируется [фев. 6, 2006|07:26 pm]
Александр Покровский
Здравствуйте, Павел. У меня есть ответ.

Генерал из Генштаба написал меморандум. Просто отлично.
Конечно, задачи - это здорово, но армия-то набирается с помощью облав.
Ловят молодняк для исполнения долга.
Я слабо понимаю слово "долг".
Когда-то государство мне давало пожить в квартире за три рубля. При моих шестистах рублях на подводных лодках - сущая ерунда. Такую же ерунду я платил почти за всё.
И рождались тогда почти бесплатно. В придачу, правда, стафилококк, но ведь бесплатно! Образование - худо-бедно, потом поликлиника, больница, лекарства:
Еда - мясо два рубля (себестоимость пять). Одежда - жуть просто, но за малые деньги. Умер - зарыли в землю почти даром.
При этом раскладе ясно было, что я что-то этой стране, все-таки, должен.
Теперь - деньги плати за всё (даже за стафилококк), а тебе - как получится.
Где здесь тот долг, за который ловят в метро? Не понятно. Долг - это то, что передается в утробе, а попадает он туда вместе со сперматозоидом?
А если выкидыш, то таким образом выкидывается и долг?
Если так, то в ближайшее время надо ждать закон об отмене абортов.
Вот какие мысли рождаются при чтении этой штуки из Генштаба.
Да! Там еще хвалится Генштаб вообще, мол, молодцы. Ну, что ж, самое время.
А операция на Кавказе (ладно, не будем называть это войной)?
Это как что? Это как позор или как достижение Генштаба? Когда я вижу по телеку пацана, который объясняет мне, что он идет на высоту, а там, на высоте из дота его поливают огнем, а он идет для того, чтоб по нему (по пацану) скорректировать ответный огонь по этому доту, то эта тактика поведения от Генштаба или от кого?Читать дальше...Свернуть )
Ссылка

(без темы) [дек. 25, 2005|11:03 pm]
Александр Покровский
Hello Pavel,

Wednesday, December 21, 2005, 1:43:08 PM, you wrote:

PK> Здравствуйте, Александр Михайлович.

PK> Вот, прочел тут хорошую статью про реформу ВС (текст ниже).
PK> Думаю, Вам будет интересно прочитать. Хотя Вы и так это все знаете
PK> и про это говорили. Про засилье чиновников, бессмысленные метания
PK> власти, разваливающееся все вокруг при полнейшем всеобщем
PK> равнодушии.
Читать дальше...Свернуть )

Здравствуйте, Павел. Я вообще не хожу ни на какие сайты, в том числе и
на свой. Даже не знаю что там творится. Посылаю иногда туда свежие
материалы, а ставят их или не ставят - отслеживать это уже выше моих
сил. Времени не хватает.

Если Вам очень нужно мое мнение о текущих событиях, то спрашивайте у
меня про них в частном порядке, а потом нашу переписку публикуйте на
своем сайте. Будет ли это заметками в Livejournal, не знаю, но могу
предложить вот такой выход. Не называйте его ЖЖ, а называйте
перепиской.
Читать дальше...Свернуть )

(Ответ на большинство возможных вопросов.)
Ссылка

[ответ на все комментарии к посту "С праздником Великой Победы!"] [май. 13, 2005|10:55 am]
Александр Покровский
[ответ Покровского на все комментарии к посту "С праздником Великой Победы!". Свое письмо к нему я оставил в комментариях. Livejournal user kozhev.]


Значит так. Сразу отвечаю всем. Не хотят меня читать - не надо.
Прекращаю посыл своих текстов в ЖЖ. А любителям оправдывать
существование загрядотрядов, штрафбатов и прочих расстрельных отделов рекомендую
прочитать книгу Арии "Про войну". Все встанет на свои места. У меня
воевали и дед и отец. Дед из окружения под Брестской крепостью с 22
июня 1941 года выходил и потом воевал до 1945. А до этого воевал в
финскую. А отец три года под немцами был под Брестом и воевал только
год до конца войны. Эту войну выиграли только кровью. 9 к 1. Так
говорил и мой командир роты. И я ему верил сразу. И навсегда.
А тот рассказ про три года штрафбата - подлинный. Можно ему верить
или не верить - это дело каждого. Личное. На войне была черная кость
- она в атаку вставала и была белая кость, которая потом оценивала
тех, кто уцелел - правильно ли они в атаку вставали. К которым
относятся зарад отряды - решайте сами. Как брали Берлин? Кровью
новобранцев брали. С освобожденных территорий призывали молодежь и
бросали их сразу в бой. И я знаю, что говорю. Так моего отца призвали.
Потери среди них были велики. Не нравятся потери? Хочется гордится
полководцами? Гордитесь. Я-то здесь при чем?
Про службу в современной армии двухгодичником.
Это не армия. Порядки тюремные.
Хочется и этим гордится - ваше дело. Никого не уговариваю.
Книги мои должны прежде всего нравится самому главному читателю - мне
самому. Остальные могут присоединяться или не присоединяться - это по
желанию. Мне об этом желании можно не сообщать.
Это мой последний посыл в ЖЖ.
Ссылка

[Про "Курск" - 2] [май. 12, 2005|02:06 pm]
Александр Покровский

Все говорит о том, что в момент удара происходили локальные возгорания, возможно, из-за КЗ в электрощитах.

Раз люди доставали СГП [специальный гидрокостюм подводника], снаряжали РДУ, носили В-64, подсоединялись к ШДА, значит:

1. Не было никакой паники, никто не умер на месте, все работало по-штатному.Читать дальше...Свернуть )

Ссылка

С праздником Великой Победы! [май. 10, 2005|06:32 pm]
Александр Покровский

Ох, победа, победа...

У одного моего приятеля отец за войну от рядового до майора дошел. Он рассказывал это дело так: "Встаем в атаку. Бежим. Кричим "ура". И вдруг я понимаю, что я один кричу. Оборачиваюсь - точно, бегу в атаку один, остальных выкосили. После той атаки мне дали "сержанта". Так я до майора и дошел. Вставал в атаку, кричал "ура", а потом оборачивался - всех выкосили, один я. Вставал в атаку взвод - выбивали весь взвод, вставала рота - роту выбивали, потом - батальон... так майора и дали. До Берлина дошел. Всегда в атаку вставал..."

А еще один солдат старый мне говорил: "Мы в атаку молились: "Хоть бы сразу убило. Только чтоб не мучится!"

А операцию на Малой Земле нам преподавали, как неудачную операцию.

"Как можно бросать и бросать людей под снаряды?!! У них же все побережье было пристреляно!" - и это говорил нам герой Советского Союза, летчик с обгорелым лицом и с культяпками рук. Его сбили над морем, и он с такими руками, в горячке, еще и до берега несколько часов плыл.

А катерники? Я говорил с катерниками. Спрашивал их про ту операцию по высадке десанта. Они говорил только одно: "Это был пиздец!"

А Берлинскую операцию очевидцы тех событий, ставшие потом военными историками, называли бестолковой. Каша. В огонь бросали новобранцев. Танки горели, как спички. Скученно и жутко горели.

И это победа? И это полководцы? Это войска Чингисхана - та же тактика лавины, человеческой массы, те же заградотряды, штрафбаты - бежит один из десятка - убивается весь десяток. Так что "сам погибай, а товарища выручай" - старовата поговорка.


А вот еще история.


Он карачаевец. Из раскулаченных. Сосланы были под Пензу. Служить в армию его не взяли. Так что встретил войну на паровозе. Везли эшелоны на фронт. Паровоз, за ним - теплушки, набитые солдатами. Литерные поезда. На станциях они не останавливались.

Только на ходу хватали рукой такую специальную штуку. В виде ракетки. В ручке у нее было спрятано послание. Однажды, перед самой линией фронта, схватили такую штуку, а там записка: "Впереди немцы!"

На паровозе их было трое. Два железнодорожника и один особист. Только у особиста пистолет, во всем эшелоне оружия не было.

Он особисту и говорит: "Немцы впереди! - а тот вытащил пистолет, приставил к его груди и говорит: "Какие немцы? Вперед!"

Так и приехали к немцам - те полотно взорвали и засаду устроили. Остановили поезд. Особист высунулся, видит - впереди немецкие каски. Вытащил он пистолет и застрелился. Немцы потом долго к вагонам не подходили. После подошли, открыли дверь - а там солдаты русские битком набиты. Они солдат вывели, построили и в плен повели. А офицеров тут же из пулемета расстреляли.

А на паровоз немцы сунулись и с ними переводчик: "Кто стрелял?" - "А вот он. Сам застрелился", - "Понятно. Полезайте под паровоз".

Полезли они под паровоз и там весь расстрел продержались, а потом немцы говорят: "Поехали!" - а те им: "А как ехать? Вы же полотно взорвали!" - немцы: "И что теперь делать?" - "Переносите рельсы сзади вперед, ремонтируйте, поедем!"

Перенесли немцы рельсы, отремонтировали и поехали на станцию.

Так они на станции и жили. Немцы кормили, и они у них там работали, а потом станцию наши отбили, а немцы ее опять у них отобрали - переходила станция несколько раз из рук в руки, тогда и решили они бежать, пробираться к своим. Взял он немецкий пулемет и побежал. С ним еще несколько солдат наших пробивались. Один солдат ему говорит: "Пулемет тяжелый, ты его долго не пронесешь, так что вон, сколько вокруг немцев валяется. Ты сапоги сними с кого-нибудь, а то у тебя ботинки, они быстро развалятся, там и нож у них бывает в сапоге. Все же оружие".

Нож он достал, сапоги достал, но с пулеметом не расстался. Так и прибежал с ним к нашим.

Наши их сразу под трибунал. Там ему задали только один вопрос: "Почему вас немцы не расстреляли?" В трибунале один с большими усами был. Он и говорит: "А чего с ними разбираться? Расстрелять их и все дела!"

Интересно, немцы в плену кормили, а наши - нет.

На ночь их заперли в сарае. Часовой через дверь им говорит: "Вы, ребята, молитесь. Если усатый сказал, что расстреляют, значит расстреляют!"

Так и вышло. Утром всех военных, что с ним к своим пробивались, расстреляли, а его - в штрафбат.

Первый бой он навсегда запомнил. Ночью занимали окопы и потом, ночью же, атаковали из них немецкие позиции. Иногда им рассказывали об особенностях местности, иногда не рассказывали. Все зависело от того, кто окопы сдавал штрафбату. Если хорошие части, то они и расскажут, и покажут и в окопах гранат оставят. Штрафники, ведь, обязаны противника были голыми руками брать. Из вооружения - только винтовка, да горсть патронов. Вот им гранаты, иногда, и доставались. А так - что в бою возьмешь, с тем и воюешь.

В первый бой его предупредили: "Ты в атаку прямо не беги. Там кусты впереди. Ночью не видно, глаза о ветки выколешь. Ты в сторону беги. Там яма. В яму ложись и жди, пока немец те кусты из пулемета скосит".

Так и сделал. Добежал до ямы. А потом немец начал так бить, что только через сутки все утихло. Потом услышал ночью с нашей стороны шепот: "Эй, штрафники, кто живой, ползи сюда!"

Так что воевал он с 1942 по 1945. В штрафбате. Три года. В Дрездене закончили. Комроты ему говорит: "Дело к концу, а у тебя ни одного ранения. Так что кровью ты не искупил. У тебя десять лет поселений, как у раскулаченного, три года ты отвоевал - на семь в лагерь пойдешь. Давай, я тебя из вальтера подстрелю легонько. Вот ты и искупишь!"

Тот ему говорит: "Не надо. Немец не подстрелил, и теперь не надо!"

Не дал стрелять. А все было так, как комроты сказал: опять судили его и на семь лет на поселения. Под Пензу. Только он оттуда же и на войну попал. Так что, считай, домой поехал. К своим.

Ссылка

[про "Курск" 1 часть] [май. 6, 2005|09:04 pm]
Александр Покровский

Сначала я грешил на пуск ракето-тропеды с нашего корабля.

Да, не на один (взрывов два с разницей примерно 2 минуты).

После первого взрыва Лячин дал полный ход (кто-то мне об этом говорил), чтоб удержаться и всплыть, да получил второй взрыв и на полном ходу врезался в грунт (тогда и появились винты на поверхности).

Вот такие были у меня рассуждения. На пуск торпеды с американца я не грешил.

В полигоне торпедировать? Торпеду же слышно и это война сразу.

Наши сначала воюют, а потом получают на это "добро". Это американцы давно усекли. Не думаю, что они самоубийцы. Все-таки, дома у них в Майями. Чего рисковать. Мне тут рассказывали о ненависти, которую испытывали американцы лично к "Курску".

Чушь, на мой взгляд.

Враг есть враг. Хочешь его победить - обязан уважать.

Столкновение я сразу отмел.

После взрыва "Курска" американцам может быть тоже досталось (лодка их ушла с повреждениями сразу в док). Может, подобрались слишком близко. Такое у нас бывало. В таран "Кузнецовым" я не очень верю.

Взрыв торпедного боезапаса от детонации? Но взрывов было два и второй сильнее первого. Если детонирует, так детонирует. Не бывает такого "я сейчас сдетонирую, ровно через 2 минутки". Говорил с торпедистами, со специалистами по ВВ (взрывчатые вещества).

Все в один голос - не может быть. Б-37 я им тоже приводил, а они мне говорили, что там при погрузке БЗ (боезапас) в Полярном уронили торпеду и корпус у нее лопнул и матросики решили ее залудить(?) и залудили - рванула она.

Командир Бегеба был на пирсе, командир БЧ-5 в дивизии с бумагами.

Вот там сдетонировало. Взрыв был такой силы, что Бегебу подбросило в воздух и откинуло в сторону.Свернуть )

Ссылка

(без темы) [май. 5, 2005|02:29 pm]
Александр Покровский

Цветы - это важно.

Встречал я как-то приятеля у метро.

Я должен был его к себе в гости привезти.

Прошли мы с ним пять метров, и он говорит:

- Стой! Надо цветы купить твоей жене!

Приятель в форме капитана первого ранга, и в цветочном ларьке он произвел, конечно, впечатление на продавщицу.

- Вам хризантемы упаковать? - спрашивает она.

- Так донесем! - важно говорит он ей, долго и придирчиво осматривая каждую веточку.

А потом добавляет:

- Мы ж их сперва даме преподнесем, а потом, глядишь, и в салат накрошим!

Все ведь зависит от того, чем мы будем сейчас встречу запивать!

Мало ли! Надо бы еще как-то все это украсить. А аспарагусы у вас, девушка, свежие? - и, не дожидаясь ответа, продолжает:

- Вот, помню, сидели мы однажды с одним орлом на его же кухне. Десять лет не виделись, встретились, и все вспоминаем, вспоминаем. И так хорошо вспоминали, что не заметили, как все традесканцию на подоконнике у него объели. Во как! Спохватились только, когда алое начали жрать! А был у нас Мишка-артеллерист, так он однажды на спор два часа каланхое уминал. Хорошо, хоть водка была!..

Я приятеля из того ларька еле утащил.

Он бы еще ни то девушке рассказал.

Она смотрела на него, распахнув глаза.

Очень он ее впечатлил.

Ссылка

(без темы) [май. 3, 2005|02:43 pm]
Александр Покровский
Мне написали, что после прочтения "Люди, лодки, море...", не оставляет ощущение сродни тому, что испытываешь сидя в стоматологическом кресле, в то время как доктор удаляет тебе нерв из зуба. Ты каждой своей клеткой чувствуешь, как он накручивается на тонкую спицу. Чертовки неприятно осознавать то, "если что", тебя просто разменяют, как карту в колоде, а ты живой и можешь думать.

Ощущение от прочтения этой книги должны возникать именно такие.

Человек служивый здесь, в России, должен понимать, что только от его умения и зависит его жизнь. Ему надо, наконец, сказать: "Тебя никто не будет спасать, наоборот, если ты в этой стране спасешься сам, то придет дядя прокурор и оценит, так ли ты при своем спасении защищал Отечество, как ему, этому дяде, хочется? А сломаешься - заменят, как винтик. В лучшем случае железку на грудь повесят. В худшем - так зароют. Пойми, тут в цене мертвые, а не живые. Тут любое количество положат просто так. Походя. И унижать тебя будут. Это обязательно. А теперь скажи: готов служить? Если готов - служи, но обо всем этом помни. Это Россия. Тут по-другому не бывает".

Теперь мне говорят, что я смелый человек и чтоб я был осторожнее.
Поглядим. Особой смелости за собой не ощущаю.
Я же, как природа - ветер или облако. Может ли облако быть осторожным?

После того, как я дал почитать "Люди, лодки..." своему бухгалтеру, она позвонила мне в волнении и сказала: "Что ты написал?" - "А что такое?" - "Это же нельзя!" - "Почему?" - "Потому что тебя вышлют из страны, и что мы с Наточкой (моя жена) потом будем кушать?"

Я ей сказал, что как только меня захотят выслать, то я немедленно заявлю, что я писал эту книгу вместе с моим бухгалтером и "Наточкой". Так что вышлют всю шайку, и мы чудесно будем жить за рубежом, поскольку эту книгу сейчас же переведут на тридцать три иностранных языка.
Ссылка

(без темы) [апр. 29, 2005|10:35 am]
Александр Покровский
А мне понравилось выступление нашего министра обороны в Америке, когда он отверг все обвинения в том, что мы поставляем Сирии переносные зенитные ракетные комплексы (ПЗРК). И говорил он не на том языке, на котором его в младенчестве, отшлепав, ставили в детском садике в угол. Нет! Он говорил на другом языке. Он говорил на том языке, который он так здорово учил в школе и далее - он говорил на английском языке.

Правда, на некоторое время это напомнило мне 70-е годы прошлого столетия, когда какой-нибудь чрезвычайный и полномочный посол республики, скажем Нганга, совершенно по-русски обращался с новогодними поздравлениями к советскому народу, но потом я отмел подобные размышления, как недостойные.

Конечно, дыма без огня не бывает, и ребята из ЦРУ едят американский хлеб с гораздо большей отдачей, чем те орлы из родственного им подразделения, которые сидят у нас теперь в каждой фирме и смотрят на все происходящее стекленеющим взглядом замерзающей рогатой жабы.

Что-то они такое нашли, эти цереушники. Что-то обнаружили. Какие-то нестыковки, которые так блестяще и объяснил наш министр.

Естественно, мое воображение по началу уже нарисовало было картину, как какая-то контора, например "Байкал тревел" поставила за рубеж, к примеру, в Арабистан, металлолом в ящиках из-под переносных зенитных ракетных комплексов. А те взяли да и собрали из него что-то, что теперь сшибает где-то американские вертолеты. Но потом я эту картину в своем сознании стер.

А все благодаря выступлению нашего министра. Убедил он меня. По-английски.
Ссылка

(без темы) [апр. 27, 2005|02:01 pm]
Александр Покровский

Рассказали одну историю. Мама и ее взрослая дочь возвращаются с дачи, идут полем к электричке. Маме захотелось пописать, она ищет кусты. Кустики есть, но только они редкие и жидкие какие-то. Она лезет в них задом, а дочь ее корректирует, обе при этом кричат.

- Видно?

- Да, да, видно, еще дальше.

Мама, женщина, кстати, необычайно дородная, с приятными, хоть и огромными формами, пятится дальше в кусты.

- Видно?

- Да, да, давай еще!

Она еще пятится, и еще, и еще.

Наконец, дочь ей делает отмашку - начинай! - она садится и натружено ссыт.

Когда она уже встала, облегченно натягивая трусы, сзади раздался голос:

- Хорошо, что не в стакан.

Она обернулась в небывалом смущении, и перед ней предстала картина: три мужика, расположившись со стаканами в руках на травке, в ужасе наблюдали, как на их скатерть-самобранку из кустов неумолимо, как бульдозер, руководимый далеким бригадиром, надвигается необъятная женская задница.

Ссылка

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]